Как мы разблокировали активы гражданина России в Credit Suisse

В феврале 2023 года мы успешно разблокировали свыше 1,5 миллиона долларов США нашего клиента-физического лица, которые были заморожены в банке Credit Suisse, и перевели их в дружественную юрисдикцию. Мы хотели бы поделиться с Вами нашим опытом.

Кратко про причины банкротства Credit Suisse:

  1. Недостаточный контроль за рисками

Одной из главных причин банкротства Credit Suisse стал недостаточный контроль за рисками. Банк инвестировал в некоторые высоко рискованные проекты, которые привели к большим убыткам. Например, в 2015 году Credit Suisse понес убытки из-за инвестиций в управляемый активами фонд Archegos Capital Management.

  1. Проблемы с инвестиционным банкингом

Credit Suisse также столкнулся с проблемами в инвестиционном банкинге. Банк не смог выйти из убытков после кризиса 2008 года, и его прибыль сократилась в 2016 году. Это привело к сокращению сотрудников и снижению инвестиций в различные проекты.

  1. Штрафы и судебные разбирательства

Credit Suisse сталкивался со штрафами и судебными разбирательствами. В 2014 году банк заплатил $ 2,6 млрд штрафа в США за нарушение американских санкций. В 2019 году банк был обвинен в помощи в уклонении от уплаты налогов в Швейцарии, что привело к расследованию и возможным дополнительным штрафам.

  1. Неэффективность управления

Наконец, Credit Suisse столкнулся с проблемами в управлении, что, по мнению некоторых экспертов, объясняется недостаточной способностью банка адекватно реагировать на проблемы и внедрять необходимые изменения в свою бизнес-модель. В результате, банк столкнулся с сокращением прибыли и убытками, что привело к его банкротству.

Что касается нашего клиента, то заявка на продажу всех инвестиционных продуктов была подана до введения соответствующего санкционного пакета, но была проигнорирована менеджерами банка. Ответ клиент получил лишь спустя неделю. Credit Suisse пояснил, что Euroclear не разрешает им отдавать деньги гражданам России. Сложилось впечатление, что менеджеры банка сомневаются в умственных способностях своих российских клиентов и их консультантов.

Мы написали банку, что требование по выплате активов (pay-out of assets) не нарушает статью 20 Постановление о мерах, связанных с ситуацией в Украине (SR 946.231.176.72) (Ordinance on Measures Connected with the Situation in Ukraine), дополнив свой доводод заранее полученным ответом от Государственного секретариата по экономическим вопросам Швейцарии (SECO), который с нами полностью согласился.

SECO — административное подразделение федерального правительства Швейцарии, ответственное за разработку и реализацию экономической политики страны.

Далее пришлось напомнить Credit Suisse, что активы клиента никак не связаны с Национальным расчетным депозитарием (NSD) и Euroclear, а денежные средства были переведены в Швейцарию не из России.  После чего мы доказали, что центр жизненных интересов клиента, несмотря на гражданство России и отсутствие гражданства иного государства, не находится в России.

В завершении пояснили Credit Suisse как их действия нарушают основные принципы законодательства Европейского Союза со ссылкой на судебную практику, в частности, указали, что банк нарушил следующие принципы законодательства ЕС (приводим цитату из обращения):

  1. Proportionality

Such principles must be respected by the Council when issuing legal acts, including those imposing sanctions, and when reviewing complaints about the legality of sanctions imposed. According to settled case-law, “the Courts of the European Union must, in accordance with the powers conferred on them by the Treaty, ensure the review, in principle the full review, of the lawfulness of all Union acts in the light of the fundamental rights forming an integral part of the European Union legal order. That obligation is expressly laid down by the second paragraph of Article 275 TFEU” (Case C280/12 P, Council v Fulmen and Mahmoud Ian P. 58 ECLI:EU:C:2013:775, Joined Cases C584/10 P, C593/10 P and C595/10 P Commission and Others v Kadi [2013] ECR, paragraph 97, ‘Kadi II’).

According to the same settled case-law, “the effectiveness of the judicial review guaranteed by Article 47 of the Charter also requires that the EU Courts are to ensure that the decision, which affects the PERSON or entity concerned individually, is taken on a sufficiently solid factual basis. That entails a verification of the allegations factored in the summary of reasons underpinning that decision, with the consequence that judicial review cannot be restricted to an assessment of the cogency in the abstract of the reasons relied on, but must concern whether those reasons, or, at the very least, one of those reasons, deemed sufficient in itself to support that decision, is substantiated” (Case C280/12 P, Council v Fulmen and Mahmoudian P. 58, Joined Cases C584/10 P, C593/10 P and C595/10 P Commission and Others v Kadi [2013] ECR, paragraph 119, ‘Kadi II’. … 

  1. Violation of the principle of proportionality

The fundamental principle of EU law applicable to the imposition of sanctions is proportionality.

According to settled case law, “in examining the burdens associated with various possible measures, it must be considered that, even if the importance of the objectives pursued is such as to justify even substantial negative economic consequences for certain operators” (see, to that effect, Case C331/88 Fedesa and Others [1990] ECR I4023, paragraphs 15 to 17, and Case C86/03 Greece v Commission [2005] ECR I10979, paragraph 96), the Community legislature’s exercise of its discretion must not produce results that are manifestly less appropriate than those that would be produced by other measures that were also suitable for those objectives”.

Упомянули, что ограничительные меры со стороны банка не соответствуют цели их введения, установленной в Регламенте 833/2014. Подтвердили данный аргумент выводом Европейской Комиссии, которая поясняет, что санкции разработаны таким образом, чтобы максимизировать отрицательное воздействие на российскую экономику, ограничивая при этом последствия для бизнеса и граждан.

Указали, что ограничительные меры, наложенные Credit Suisse на нашего клиента, объективно не способны оказывать какое-либо влияние на ситуацию в Украине и окажут отрицательное влияние на здоровье, средства к существованию клиента и его семьи, что противоречит заявленной цели санкции, преследуемой Регламентом 833/2014.

Через несколько недель банк перевел все активы клиента в другую юрисдикцию.

 

Ключевые контакты:

Елена Стюарт,
Управляющий партнер

elena.stuart@stuartslegal.com

 

 

Просмотров: 237